Молчаливый патриотизм
Семья Качаловых. Фото: Юрий Войцеховский

Семья Качаловых. Фото: Юрий Войцеховский

Наследники Качалова восстановили фамильную усадьбу

Потомки старинного дворянского рода Качаловых выкупили в Вологодской области имение предков и восстановили его. Это первый и единственный пока случай в регионе, когда усадьба предков переходит в руки наследников, а не чужих людей.

Имение Хвалевское сегодня — главное украшение села Борисово-Судское, что в Бабаевском районе. Спроектированное в 1854 году и построенное в 1856-м самим хозяином Николаем Качаловым здание после революции 1917 года использовалось на нужды советского образования и здравоохранения. Там долгие годы была школа, потом госпиталь, потом снова школа. В 90-е годы усадьбой перестали пользоваться, и для нее наступили времена обветшания и разрушения. Она превратилась бы в руины, если бы не нашлись прямые потомки Николая Александровича Качалова.

– Дело было так, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Николай Пузенков — председатель комитета экономики и имущественных отношений администрации района. — В первый раз Вера и Юрий Войцеховские-Качаловы приехали в село в 2007 году и увидели, в каком состоянии находится усадебный дом. А во второй раз — в 2009 году. Пришли в администрацию поселения Борисовское, сказали, что хотят выкупить имение и восстановить его. Потом обратились в администрацию Бабаевского района с заявлением о желании выкупить это здание с земельным участком. Комитет по управлению имуществом района объявил торги по продаже данного имущества. Торги состоялись. Участника было два. Второй стороной в аукционе было местное охотничье хозяйство, этих ребят интересовало не восстановление усадьбы, а застройка берега реки. Разумеется, победили Войцеховские-Качаловы. После оформления всех документов они зарегистрировали свое право собственности в соответствующих органах.

– Жители села очень довольны, что у дома появились добрые, любящие хозяева, — говорит глава Борисовского поселения Елена Рыжикова. — У кого дети подрастают, особенно радуются. Ведь на первом этаже владельцы хотят разместить воскресную школу, маленький музей и художественную школу. Еще концертный зал, говорят, будет. Раньше мы о таком счастье и не мечтали даже. Еще хочу обратить внимание на такой момент. Войцеховские-Качаловы показали хороший пример патриотизма. Всем жителям. Молча, без громких слов. Надо помнить свои корни, своих предков, чтить их память. Качаловы своим поступком дали хороший толчок для того, чтобы у детей и молодежи проявился интерес к истории родного края.

К слову, проблема патриотизма заботит не только Елену Рыжикову, но и депутатов вологодского Заксобрания. К новому году парламентарии планируют разработать закон «О патриотическом воспитании».

Без малого четыре года прошло с начала реставрационных работ в усадьбе Качаловых. В беседе с корреспондентом «Русской планеты» Юрий Войцеховский поделился подробностями «реанимации» усадьбы.

– Восстановление усадьбы мы решили начать с храма, а уже позднее — из вдруг обнаружившихся воспоминаний — узнали, что в этом храме Качаловы крестили своих детей и отпевали родителей. Могилы нескольких родственников были обнаружены в ходе работ и сейчас восстановлены.

О размещении в усадьбе школы можно уже конкретно говорить. Этим летом мы заключили договор с департаментом культуры Бабаевского района о безвозмездной передаче нескольких посещений первого этажа для размещения в них художественной школы. Местные плотники уже сделали столы и оборудовали классы, так что надеемся, что скоро начнутся занятия. А для организации экспозиции музея нам понадобится еще год или два.

Хотя основные строительные работы завершены, предстоит еще сделать немало, в том числе восстановить обстановку дома и облагородить территорию вокруг дома. Любопытный факт: местные жители вернули в усадьбу несколько предметов, взятых оттуда после революции: буфет, зеркало, шкаф, трюмо.

– Юрий Михайлович, а сами-то вы не планируете переехать в свое родовое гнездо?

– Пока нет. Но в будущем, может быть, и придем к такому решению.

– По вашему заказу была проведена государственная экспертиза усадьбы. И, насколько я поняла, теперь Хвалевское — объект культурного наследия регионального значения. Зачем вам это надо? Ведь ваши права как собственников могут быть урезаны.

– Объясняю. Дело в том, что к усадьбе прилегает великолепный парк, очень красивый, простирается до самой реки Суды. Площадь парка — 30 га. И в нем произрастают деревья 150 видов, в том числе очень редких пород. Кстати, специалисты считают этот парк лучшим на Русском Севере. И мы хотим, чтобы берег реки не застраивался. Вся красота исчезнет, если разрешат застройку прибрежной полосы. Там сейчас есть несколько домиков, но они не портят пейзаж. Вот пусть бы так все и осталось. И если Хвалевское включат в реестр как памятник культуры, то застройки не будет.

– Юрий Михайлович, дорого обходится вам восстановление усадьбы?

– Да. Затраты на реконструкцию и ремонт давно уже превысили сумму, которую мы отдали при покупке.

– А разве нет налоговых льгот на сумму затрат при восстановлении?

– Льгот никаких нет. И могу предположить, что это одна из причин, останавливающих наследников многих других заброшенных старинных усадеб. Хотелось бы надеяться, что, рассказывая о нашем проекте, мы морально поддержим людей, готовых взяться за восстановление других усадеб. А если говорить о моральной поддержке администрации региона, то она, конечно же, очень нужна.

– Юрий Михайлович, как вы считаете, почему в России не принимают закон о реституции?

– Это очень сложный вопрос. Думаю, что закон о реституции надо было принимать в 90-е годы. А сейчас уже, наверное, поздно. Слишком много времени прошло. Ну и потом… если вдуматься, и раньше ведь усадьбы меняли хозяев, покупались-продавались. Это естественный процесс. Поэтому не обязательно, чтобы усадьбы восстанавливались потомками, как в нашем случае. Главное, мне кажется, чтобы хозяин относился к имению и окружающей среде с любовью и уважением. Мы очень полюбили Судские земли и приобрели там новых друзей. Мы этим очень дорожим. Восстановление усадьбы — это непростой, но очень увлекательный процесс, с большой моральной отдачей.

Возможно, следует рассмотреть идею организации с помощью государства программы поиска новых собственников для заброшенных усадеб, как среди потомков, так и среди предпринимателей. Ведь эти уникальные памятники разрушаются прямо на глазах.

У каждой русской усадьбы — своя судьба, считает известный вологодский писатель-краевед Ольга Олевская. Счастливая, как у усадьбы Брянчаниновых в селе Покровское, или несчастливая, как у имения Зубовых в Белозерском районе — оно совсем недавно сгорело, не дождавшись, что его кто-нибудь купит и восстановит. Старинная усадьба в Куркино пока жива — и дом, и парк целы. Ждут хозяина. Усадьбу Несвойское купил вологодский предприниматель, и теперь в дворянском особняке отель, в котором постояльцы могут вернуться на день-другой в XIX век.

Ольга Олевская считает, что минимум, который по плечу ныне живущим, — запечатлеть усадьбы, рассказать о них. Максимум — восстановить и передать потомкам.

Что, собственно, и делают Войцеховские-Качаловы.

Читайте в рубрике «Общество» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»